Последний полёт капитана Карякина

×Подробности

5 июля 1945, через два месяца после Победы над фашистской Германией, с Каширского аэродрома (аэродром неподалёку от села Среднее, входившего тогда в Каширский район, ныне это Ступинский район Московской области) поднялись в воздух два самолёта-истребителя. Цель учебно-тренировочного полёта – отработка навыков использования кислородного оборудования на больших высотах.

(Следует отметить, что работы по применению кислородного оборудования на больших высотах велись в нашей авиации ещё до войны. Ведь без специального оборудования уже на высоте 4 км. человек  испытывает нехватку кислорода, а на высоте 6 км. задыхается, теряет сознание и гибнет. Начавшаяся в 1941 г. война отодвинула оснащение советских самолётов (особенно истребителей) оборудованием для дыхания на больших высотах. Было не до того.  Истребители тогда воевали в основном на высотах 3 – 4 км. Но в 1945 году применение кислородных масок на истребителях во время полёта  с каждым днём становилось всё более  актуально. Ведь наши союзники после окончания войны вели себя как-то странно. Глаз да глаз за ними нужен был. К тому же у них появились высотные бомбардировщики, а массированная «ковровая» бомбардировка союзной авиацией Дрездена нас многому научила. Вот для того, чтобы в случае необходимости устроить непрошенным гостям достойную встречу и отрабатывались в срочном порядке навыки полётов и ведения боя на больших высотах с применением кислородных масок для дыхания в разреженном воздухе. Использование кислородного оборудования на истребителях очень хорошо укладывалось в знаменитую «формулу победы» А.И. Покрышкина: «Высота, скорость, манёвр!»).

Ведущим в этом парном полёте был фронтовик, капитан Тимофей Анисимович Карякин, ведомым – младший лейтенант Старовитченко. Карякин летел на истребителе английского производства «Спитфайр Мк 9».

spit9-6

(Справка.  Всего в СССР ввезли 1185 этих истребителей.  На них были установлены две 20 мм. пушки и два крупнокалиберных 12,7 мм. пулемёта.  По совокупности технических характеристик они уступали «Мессершмиттам»,  поэтому на фронте их использовали не часто. Зато они очень быстро набирали высоту, по скороподъёмности в 1943 – 1944 годах не имели себе равных среди серийных поршневых истребителей, что очень важно для истребителя-перехватчика.  Поэтому большую часть их направляли в полки ПВО. На вооружении они у нас были до 1948 г., а кое-где и до 1951 г.).

Оба истребителя поднялись в воздух с полным боекомплектом. Так как аэродром, что около села Среднее входил в систему ПВО Москвы, базировавшиеся на нём самолёты постоянно находились в состоянии повышенной боевой готовности, и даже выполняя обычный, тренировочный полёт в любой момент могли получить приказ на перехват и уничтожение противника.

Сначала полёт проходил вполне штатно и ничто не предвещало беды. Быстро набрав высоту 7 км. ведущий отдал ведомому приказ надеть кислородную маску. Это была последняя команда Т.А. Карякина и последний его выход на связь. После этого оба самолёта около двух минут летели по прямой. Внезапно самолёт Карякина начал пикировать, сорвался в штопор и на скорости примерно 600 км/час с работающим мотором врезался в правый берег Оки в районе Люблина (ближе к деревне Смедово). Вероятнее всего причиной катастрофы были неисправность или отказ кислородного оборудования (Историкам авиации известны несколько подобных случаев на самолётах данной марки, произошедших в 1945 – 1947 годах). При этом человек обычно не замечает, что дышит обеднённым воздухом и быстро засыпает. К тому же могли сказаться и возраст Тимофея Анисимовича (36 лет для лётчика-истребителя, организм которого при полёте испытывает большие нагрузки, многовато), и годы войны, и проблемы со здоровьем. (Перед войной он по состоянию здоровья был комиссован из армии и отправлен в запас).

Ударившись на огромной скорости о каменистый (на Люблине везде известняк-плитняк)  берег, самолёт на два метра ушёл под землю, развалившись на мелкие куски. Место его падения обнаружили сразу. Выставили оцепление, произвели необходимый осмотр, сняли с самолёта для отчёта исковерканное вооружение, а с останков лётчика срезали табельный пистолет ТТ. Воронку с обломками самолёта и останками пилота военные совместно с местными жителями закопали. Такой обычай существовал у лётчиков-истребителей  шестого корпуса ПВО во время войны.

При строительстве мемориального комплекса в память о погибших лётчиках на кладбище села Среднее (Ступинский район), неподалёку от железнодорожной платформы «Белопесоцкий» на кирпичной стене с фамилиями погибших пилотов была установлена (вторая справа, с севера) памятная табличка из нержавеющей стали с надписью (гравировка) «Капитан Корякин Т.А. 1918 – 1943».

8 (1)

7 (1)

При этом фамилия написана через «О» и даты рождения и гибели указаны не верно.

6 (2)

Прошли годы. В октябре 2004 года Коломенский поисковый отряд «Надежда», специализирующийся на поиске упавших во время Великой Отечественной войны самолётов и установлении их принадлежности начал поисковые работы в окрестностях Люблина. Расспросили местных жителей, те подтвердили факт катастрофы самолёта и назвали примерное место его падения. Через несколько дней поисков с применением металлодетекторов удалось найти место падения самолёта в 40 метрах от кромки воды. Осторожно всё раскопали, извлекли обломки разбившегося истребителя и останки пилота.

4 (2)

 

3 (2)

На кожаной куртке и на гимнастёрке сохранились капитанские погоны, а в кармане нашли документы.

2 (3)

Останки лётчика  отправили на экспертизу и после проведения необходимых процедур, подтвердивших личность трагически погибшего пилота, летом 2005 года с почестями захоронили в северо-восточной части маленького сельского кладбища, что рядом с церковью Рождества Пресвятой Богородицы в селе Клишино, неподалёку от которого и упал самолёт.

5 (1)

 

Местные власти и неравнодушные люди установили на могиле цветочницу, поставили мраморную табличку с фамилией героя, датами рождения и гибели, и все эти годы за могилой ухаживали, ухаживают и сейчас.

18 апреля 2015 года, в день обще Российского субботника, группа озёрских энтузиастов установила на могиле капитана декоративную ограду: столбики с цепями, на столбиках маленькие самолётики. А потом устроили небольшой митинг и помянули героя по Русскому обычаю.

Так кто же он был, трагически погибший через два месяца после окончания войны капитан Карякин? Вот, что пока удалось установить.

Тимофей Анисимович Карякин родился в 1909 году. Русский, в Красной Армии с 1929 г, лётчиком стал в 1930 г, член ВКП (б) с 1941 г. Кадровый военный.

1 (2)

По состоянию здоровья ещё до войны был комиссован. Находился в запасе, работал инструктором в аэроклубе. В первые же дни  войны (24 июня 1941 г.)  вновь был призван Грязневским военкоматом Воронежской области на военную службу. (А ещё говорят, что мы к войне не готовились. На третий день с начала войны лётчика уже призвали!). Воевал Карякин на Северном фронте, в Мурманске. Летал на военно-транспортных самолётах, обеспечивал снабжение войск. Там же в 1943 году переучился на лётчика-истребителя. Воевал на истребителе «Як-9». Был заместителем командира авиационной эскадрильи  и одновременно штурманом эскадрильи 767 истребительного авиационного полка ПВО.

Воевал Тимофей Анисимович хорошо, на войне был с самых первых дней  и до самой Победы. Награждён орденом Отечественной войны второй степени и орденом Красной Звезды. В представлении к награждению орденом Отечественной войны  второй степени, подписанном 21 ноября 1944 г. командиром 767 истребительного авиационного полка ПВО (полк сформирован в феврале-марте 1942 г. для обороны Мурманска) майором Нероновым написано, что начиная с марта 1942 г. Т.А. Карякин непосредственно участвовал в боях против немецких захватчиков, проявил себя смелым, добросовестным, грамотным лётчиком. Летая на самолётах Р-5 и По-2, в сложных метеорологических условиях северных широт, днём и ночью выполнял спец. задания по связи, обеспечению боеприпасами, продовольствием, горюче-смазочными материалами своей части и передовых постов ПВО. Произвёл 157 боевых самолёто-вылетов с суммарным налётом 312 часов. Несмотря на свой солидный для лётчика возраст (34 года) он в 1943 г. переучился на истребителя. С 19.04.1943 г. уже в составе 767 истребительного авиационного полка воевал на истребителе «Як-9», постоянно совершенствуя своё мастерство и передавая боевой опыт молодым пилотам.  С 7 по 28 октября 1944 года выполнял задания по уничтожению группировки немецких войск в Северной Финляндии, прикрытию боевых порядков наших войск над полем боя, сопровождению штурмовой и бомбардировочной авиации, блокированию аэродромов и уничтожению техники и живой силы противника. Совершил 22 успешных вылета, провёл 2 воздушных боя.

Последнее его место службы – 67 истребительный авиационный полк ПВО,  Каширский аэродром (рядом с селом Среднее, ныне  Ступинского района). Отсюда он и совершил свой последний вылет. Погиб в 36 лет, в звании капитана, во время учебного полёта за штурвалом истребителя «Спитфайр Мк 9» 5 июля 1945 года, оберегая от врагов небо над нашими с вами головами. Отдал жизнь за то, чтоб мы сейчас спокойно жили и без опаски глядели в небо. Лишь через долгих 59 лет после гибели Тимофей Анисимович был с почестями похоронен по христианскому обычаю на Озёрской земле. Сейчас, в 70 летнюю годовщину Победы и в 70 летнюю годовщину со дня гибели героя, мы вспоминаем его подвиг.

Слава Герою и вечная память!

P.S. Сердечная благодарность командиру Коломенского поискового отряда «Надежда» Алексею Николаевичу Гуськову за предоставленные материалы, рецензию статьи и консультации.

 

Сергей Рогов

 

+Галерея
  • 6 (2)
  • 8 (1)
  • 1 (2)
  • 2 (3)
  • 3 (2)
  • 4 (2)
  • 5 (1)
  • 7 (1)
  • spit9-6
+Детали публикации

Дата публикации: : 20.07.2015

Автор:

Рубрика: БЛОГ

+Комментарии